Wednesday, April 05, 2017

Зоопарк-революция - часть 2/ Zoo Revolution (2013)

Часть 2;
см. начало - часть 1;
окончание - часть 3

* * *
Ведущая: Казалось бы: это место, где царит радость. Однако в наши дни зоопарки всего мира сталкиваются с недоверием и растущим протестом общественности. Зоопарк – это место, где обучают? Или это заповедник для сохранения вымирающих видов животных?
На самом деле, сейчас во всем мире в зоопарковой индустрии происходят радикальные изменения.

Наш документальный фильм расскажет об этих революционных изменениях в зоопарках.

На всех континентах нашей планеты стремительно исчезают разнообразные виды животных.
Некоторые специалисты считают, что мы движемся к «экстиншинолиту» (“extinctionolite”), к эпохе вымирания видов. И человечество обязано давать себе отчет о последствиях происходящего.

Дэвид Хэнкокс (David Hancocks)*, директор зоопарков и автор книг, говорит: «В ближайшие 50 лет мы станем свидетелями масштабного процесса исчезновения видов».
[см. доклад Дэвида Хэнкокса «Некомпетентность зоологических садов»]

[*Дэвид Хэнкокс (род. 1941) живет в Мельбурне, Австралия. Он – директор зоопарка под открытым небом Werribee Open Range Zoo. Кроме того, Дэвид Хэнкокс руководит Комитетом по планированию зоологических садов (Planning for the Zoological Parks and Gardens Board), Виктория, Австралия. Он – автор книг «Животные и архитектура» ("Animals and Architecture", 1971) и «Мастера-строители животного мира» ("Master Builders of the Animal World", 1973).]


Дженни Грей (Jenny Grey), Генеральный директор зоопарков Виктория (CEO of Zoos Victoria), убеждена: «То, что происходит – дело рук человека. Мы не можем сказать: 90% видов исчезли до появления человека. Нет. Это то, что делаем мы, прямо сейчас, своим стилем жизни».

Дэвид Хэнкокс добавляет: «Нам необходимы определенные учреждения, организации, которые помогли бы людям ценить и беречь дикую природу и животных».

Но какие это могут быть учреждения?
Наиболее похожее по назначению – это место, куда могут отправиться городские жители, чтобы установить взаимосвязь с «дикой природой». Зоопарк!

Рон Каган (Ron Kagan), Зоопарк Детройта (Detroit Zoo) [этот зоопарк признан самым «зеленым» среди всех зоопарков США, а его руководитель и его сотрудники хорошо известны своей заботой о содержащихся в их зоопарке животных]:
«Мы считаем, что можем принести серьезную пользу, помогая людям осознать, задуматься о проблемах окружающей среды, демонстрируя полярных медведей, моржей и прочих животных».

[Дэвид Хэнкокс в интервью: «Вселяет оптимизм тот факт, что по крайней мере два директора зоопарков, Рон Каган в Детройте и Ким Смит в зоопарке Портланда (Portland’s Oregon Zoo) заявили, что благополучие животных должно быть основополагающим принципом руководимых ими учреждений. Если эта тенденция будет развиваться, мы с вами увидим появление совершенно новых зоопарков, важных, ценных и полезных».]

Ведущая: Может быть. А может быть, и нет.

Уилл Треверс, руководитель фонда «Рожденные свободными» (Will Travers, Born Free):
«Необходимо задаться вопросом: какую именно пользу приносят зоопарки? Образование? Охрана природы? Являются ли зоопарки рациональным использованием ресурсов, – денег, времени, усилий? Проводят ли они исследования, которые на самом деле защищают и сохраняют виды животных в естественных ареалах обитания?»

Специалист по дикой природе Америки, фотограф, телеведущий Рон Магилл (Ron Magill), зоопарк Майами (Miami-Dade Zoological Park and Gardens):
«Зоопарки перестали быть развлечением. Раньше было как? В зоопарке – по одному экземпляру каждого вида животных: один, два, три... Крохотные клетки, все в ряд, как на конвейере. Этого больше нет. В хорошем зоопарке животные находятся на огромных территориях. У животных есть свои потребности, и эти потребности должны удовлетворяться. Большинство людей не могут поехать в Африку и увидеть слона, поехать в Азию и увидеть тигра, поехать в Южную Америку посмотреть на тапира... »

Роб Лейдлоу (Rob Laidlaw), директор канадской благотворительной организации Zoocheck Canada, которая занимается защитой животных: «Мы любим животных и идем в зоопарк. А зоопарк – это тюрьма для животных».

Дэмиан Аспиналл: «Как мы можем называться разумными существами, и одновременно мириться с тем, что животных держат в неволе, и люди приходят смотреть на них? Дикие животные созданы для жизни в дикой природе. Это не подобие МакДоналдса, где можно купить гамбургер и поглазеть на тигра. Как такое может быть приемлемым поведением для нас как биологического вида? Чему мы учим наших детей?»

Ведущая: И все же ежегодно сотни миллионов людей в городах всего мира толпами ломятся в зоопарки. Служители зоопарка скажут вам, почему.

Йорг Юнхолд, директор зоопарка Лейпцига (Jörg Junhold, Director, Zoo Leipzig): «Мы будем защищать и охранять только то, что любим. А любить мы сможем то, что мы знаем. Зоопарки – это места, где люди учатся любить животных».


Ведущая: А вот зоопарк-ферма Оуклоун (Oaklawn Farm Zoo) в Новой Скотии. В выходные дни, как сейчас, сюда приезжают более тысячи посетителей. Люди привозят с собой детей, чтобы те могли пообщаться с животными. Они увидят приматов, лам, и даже впечатляющих представителей крупных кошачьих. Подобные маленькие зоопарки можно найти по всей Северной Америке. И по всему миру. И гораздо, гораздо бóльшие – в каждой стране, в каждом крупном городе.

Всего на планете более 10 000 зоопарков! От официальных, лицензированных зоопарков и сафари-парков, до полулегальных придорожных зверинцев.

Это обширнейшая, много-миллионно-долларовая индустрия, привлекающая 700 миллионов посетителей в год! В Северной Америке за год в зоопарки ходит людей больше, чем на все спортивные мероприятия вместе взятые.


Дэвид Хэнкокс: «Зоопарки, в той или иной форме, существовали со времен зарождения цивилизации. Есть доказательства, что зоопарк был уже в Египте почти 5 тыс. лет назад».

Ведущая: Дэвид Хэнкокс имеет опыт непосредственного руководителя крупного городского зоопарка. Сейчас он писатель, историк в области развития зоопарков, критик; признанный специалист в сфере устройства зоопарков и исследования древней тесной взаимосвязи между людьми и дикой природой.

Дэвид Хэнкокс: «Восторг, который испытывают люди – это необязательно нечто позитивное для животных. Быть объектом любви человека – не самое лучшее на свете. Существует странное противоречие между стремлением [людей] поклоняться природе и одновременным желанием подавлять, доминировать над ней, контролировать ее. Зоопарки раскрывают, демонстрируют как самое лучшее, так и самое неприглядное в этом человеческом стремлении».


Ведущая: С незапамятных времен люди держали животных, по самым разным причинам: для употребления в пищу, для использования в качестве компаньонов, а также для развлечений.

Идея зоопарков как институтов научных исследований возникла в викторианскую эпоху (эпоха правления королевы Виктории, 1837-1901 гг.).

Зоопарки собирали обширные коллекции животных из самых экзотических уголков империи.

Рон Каган, исполнительный директор, зоопарк Детройта:

«Наверное, один из самых обличительных фактов из истории зоопарков – то, что как раз во время открытия зоопарков для публики, была закрыта психиатрическая лечебница Royal Bethlem hospital в Лондоне [Бетлемский госпиталь, который впоследствии стали называть Bethlem или просто Bedlam. – см. статью].

Это было, по сути, фрик-шоу, выставка уродств, сумасшедший дом, куда могла явиться публика и развлекаться, разглядывая заключенных. И это заведение закрылось именно тогда, когда открылись для посетителей лондонский и некоторые другие зоопарки».


Дэвид Хэнкокс: «Первые публичные зоопарки, открытые в начале XIX века, столкнулись с ранее небывалой проблемой: как сделать так, чтобы животные в неволе не умирали?
Не знали даже, чем кормить этих животных. Люди брали фруктовые печенья и швыряли гориллам».

Рон Каган: «Миновала пара столетий, и, можно надеяться, зоопарки стали подобием заповедников. Пройдя эволюционный период, зоопарки сделались нормальным и полезным местом – как для животных, так и для людей».

Ведущая: Звучит логично – и многие посетители зоопарков с этим согласятся. Но даже при всех тех изменениях, которые произошли за долгие годы (избавление от заборов, оград и металлических клеток), основополагающее обстоятельство остается прежним.

Дэвид Хэнкокс: «Зоопарки созданы для людей. Это места, куда ходят люди, чтобы увидеть животных. Организация и устройство зоопарков крайне сложны, поскольку клиентов здесь трое – животные, зоопарковые служащие и посетители. И если требуется компромисс, какой угодно, любой, – то неизбежно и в первую очередь забываются интересы животных».

Ведущая: В зоопарк животные теперь редко попадают из дикой природы. В наши дни почти все зоопарковые животные рождаются в неволе. Зоопарки пользуются базой данных о «племенном скоте»: животные поступают с разных концов света, для поддержания генетического разнообразия.

Дженни Грей (Jenny Grey), Генеральный директор зоопарков Виктория [CEO of Zoos Victoria; конгломерат Зоопарки Виктории: зоопарк под открытым небом в Верриби (Werribee Open Range Zoo); зоопарк Мельбурна и заповедник Хилсвилл]: «Здесь (фото слева вверху) отражена информация о том, что в зоопарках мира содержится тысяча слонов – в Мельбурнском зоопарке восемь особей, три самца, пять самок».

Ведущая: Многие зоопарки, как этот, в Детройте, содержат животных, спасенных от жестокого или небрежного обращения. Пять лет назад директор зоопарка Рон Каган принял неоднозначное решение – избавиться от слоновника. Он считает, что его зоопарк не мог создать достойных условий для содержания этих животных, и что им будет гораздо лучше в специальном слоновьем заповеднике в Калифорнии. После яростных дебатов, длившихся целые месяцы, зоопарк Торонто принял такое же решение по поводу своих слонов.

Рон Каган: «Я убежден в том, что создание, организация гуманных зоопарков возможна. Антигуманные, жестокие зоопарки не имеют права на существование.
Люди любят сравнивать жизнь животных в зоопарке с жизнью в дикой природе. Но следует помнить, что жизнь в дикой природе – дело нелегкое. Конечно, это не оправдание для помещения животного в условия неволи. Но если вы способны создать идеальные условия жизни для животных в неволе, я думаю, это замечательно».


Ведущая: Зоопарк в немецком Лейпциге – потрясающее здание в центре города. Еще недавно это было мрачное место, зоопарк «старой школы», устаревшего типа. Чтобы подготовиться к приему нового поколения посетителей, руководство зоопарка приняло решение произвести серьезную реконструкцию. В 2007 году начались работы по возведению нового здания – это громадное помещение, в точности имитирующее экосистему тропического леса. Пятьсот видов животных и растений живут вместе под одной хай-тековой крышей. Так называемый "зоопарк будущего". И вот результат. Здесь нет клеток. Животные и посетители находятся совсем рядом, под сводами буйной тропической растительности».

[Лейпцигский зоопарк по оснащению - один из самых современных в Европе; имеет одну из лучших на континенте коллекций; известен своей традицией разведения диких животных в неволе.]


Йорг Юнхолд – директор зоопарка и президент Всемирной ассоциации зоопарков:
«Зоопарк XXI-го века должен быть естественной средой. Мы делаем все возможное для благополучия животных. Посетители видят, это наши животные содержатся в максимально природной среде и что им хорошо. Лично я убежден, что в нашем зоопарке посетители получают яркие впечатления, видят животных совсем близко, чувствуют тропическую жару, слышат запахи и крики животных. Подобное возможно только в дикой природе – или в таком зоопарке».

Ведущая: Общественное мнение и ожидания привели к тому, что леса-зоопарки наподобие этого видоизменяются. Дизайнеры зоопарков стремятся, чтобы помещения выглядели гуманными, но одновременно предоставляли незабываемое зрелище для посетителей.

Неподалеку от Кентербери расположен заповедник, миссия которого необычна: выпускать всех своих животных в дикую природу.

[Речь идет о Howletts Wild Animal Park, Canterbury. Его основатель Джон Аспиналл (John Victor Aspinall, 1926 – 2000). Сейчас заповедником руководит его сын Дэмиан, который известен тем, что выращивает в своем заповеднике горилл и отпускает их в дикую природу в Габоне].


Дэмиан Аспиналл: «Я целиком и полностью убежден, что единственная причина содержания животных в неволе – должным образом их вырастить и затем отправить как можно больше из них назад, в дикую природу».

Дэмиан Аспиналл – британский миллионер, который обожает животных. Отец Дэмиена открыл этот заповедник в 1960-е годы. Сейчас его возглавляет Дэмиен.

«Мне повезло. В детстве у нас было много животных. На фотографии (вверху слева) я в 10 лет, с тигром. Со школьными друзьями встречаться было сложновато... (смеется)».

Организация Аспиналла вырастила буквально сотни экзотических животных, выпустив их в дикую природу:
«Если бы по законам природы животным следовало быть в зоопарках – они бы там и были. Но природа мудра...»


Когда 25 лет назад родилась первая дочь Аспиналла, некоторых шокировал тот факт, что отец познакомил малышку с одной из своих горилл. У Дэмиена, несомненно, необычайные, особые взаимоотношения со всеми животными, которых он выращивает. Но наибольшей его любовью пользуются гориллы: «Я отправил 50 горилл в дикую природу. В этом году уедут еще 11...
Люди могут подвести, не оправдать ожиданий. А вот дружба животного очень редко подводит».


Если бы это зависело от него, Аспиналл немедленно и навсегда закрыл бы все традиционные зоопарки:
«С давних времен людским правом считается забрать животное из дикой природы, поместить в бетонный вольер, лишить естественного окружения, в одиночестве, без семьи, – чтобы дети могли приходить и смотреть на него. Надо объяснять нашим детям, что это – неправильно, это пример краха человеческого вида. И ведь считается, что мы – высокоразвитые создания».

Дэвид Хэнкокс: «Утверждать, что все зоопарки будут закрыты, или что мы должны их закрыть – попусту сотрясать воздух. Это очень амбициозно, но тщетно, такого не будет. Нам следует изыскать пути преобразования зоопарков в нечто полезное. И я считаю, что у зоопарков есть потенциал стать невероятно практичными и полезными».

Ведущая: Но чем именно они могут быть полезны?

Здесь, в зоопарке Атланты, уделяется огромное внимание двум главнейшим задачам, причинам существования современных зоопарков: образование людей и защита, сохранение природы.

Это Лори Перкинс (Lori Perkins, Zoo Atlanta), эксперт во всем, что касается орангутангов. Она возглавляет программу по разведению орангутангов, координирующую работу всех зоопарков Северной Америки. Лори слышала мнение о том, что современные городские зоопарки утратили свой смысл и назначение, не могут быть полезными. И она с этим не согласна.

Лори Перкинс: «Зоопарки были менее нужны и приносили меньше пользы в прошлом. Теперь все иначе. Люди не чувствуют связи с животными, люди живут в искусственном, бетонном мире видеоигр... Отсутствуют какие-либо взаимоотношения с природой, с дикими животными».

Ведущая: В дикой природе орангутанги находятся на грани полного вымирания, в основном из-за уничтожения людьми их ареалов обитания. Зоопарки прилагают усилия для того, чтобы заставить людей задуматься, перестать быть равнодушными.

Лори Перкинс: «Разве вы знали что-нибудь об орангутангах, не побывав в зоопарке, где можно увидеть, услышать их голоса, запахи? Я думаю, что благодаря подобному опыту возникает взаимосвязь человека с животными. Их можно назвать послами дикой природы».

Ведущая: Идея о животных-послах, о наших двоюродных братьях из дикой природы, весьма популярна, ее можно слышать снова и снова, чем больше зоопарков посещаешь. Но не все с ней согласны.

Дэвид Хэнкокс: «Если мы говорим о ежегодных 700 миллионах посетителей всех зоопарков мира, и если мы считаем, что зоопарки созданы для людей, которые обожают природу и всерьез обеспокоены её сохранением, то почему мы их не видим? Где все эти защитники природы?»

См. окончание - часть 3

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...